?

Log in

Явь в летнюю ночь

Высокие, тяжёлые, тёмного дерева двери театра распахнулись, и Клара выпорхнула из ярко освещённого фойе в густую летнюю ночь. Она недолго постояла на освещённой площадке перед входом, осваиваясь в новой среде – ведь когда она входила в театр, был закат, и всё было совсем по-другому. Полы её прозрачной накидки колыхались под лёгким ветром, и Клара поёжилась, предчувствуя озноб, однако она ошиблась: ночь была тёплой, и даже речной ветер лишь освежал, не вызывая ни одной мурашки. Воздух оглушительно и терпко пах тайнами, на чёрном небе покоилась половина луны. «Интересно, это называется полулуние? - спросила Клара у самой себя. – Если нет, следует непременно ввести этот термин в обиход всех астрономов мира! Ну или хотя бы в мой обиход. А теперь можно и идти».
Идти вообще-то было недолго, полчаса осторожно-прогулочным шагом, который Клара часто использовала по ночам. Не то чтобы ей было страшно гулять в темноте, просто ночью все звуки становятся слишком громкими, и Кларе казалось, что издавать их – означает нарушить что-то в ночи, нарушить её целостность, обидеть тёмное время суток. А Клара не любила никого обижать.
Идти предстояло в основном освещёнными улицами, но перед самым домом можно было срезать путь и пройти через дворы, где фонари светили далеко не всегда. Но Клара пока об этом совершенно не думала, а думала она о прошедшем вечере и об увиденном спектакле. Она впервые побывала на постановке Шекспира (конечно же, это был «Сон в летнюю ночь»), и спектакль произвёл на неё изрядное впечатление. Сейчас она повторяла про себя давно заученные строфы и примеряла на себя всех персонажей по очереди, благо обстановка только к тому и располагала. Клара подпрыгивала и кружилась в своём маленьком зелёном платье, беззвучно разговаривая сама с собой, меняясь с самой собой местами, смеясь собственной радости, и её накидка лихо развевалась вслед за её движениями, подобно крыльям. В столь приподнятом настроении (ей действительно казалось, что ещё немного – и она взлетит в это чёрное небо) Клара и оказалась в первом менее освещённом переулке. Здесь уже следовало вести себя потише, повинуясь правилам ночи. Обычно, проходя через эти дворы, Клара пристраивалась за каким-нибудь прохожим, ради безопасности, разумеется, но ещё и ради игры – ей интересно было, оглянется ли случайный прохожий в испуге, а если оглянется, то какое выражение последует за выражением облегчения на его лице при виде милой девушки вместо воображаемого маньяка: тихое умиление или тихое недовольство. Чаще всё же попадалось умиление, из чего Клара и сделала вывод, что она мила. Да, Клара любила играть. Она работала воспитателем в детском садике.
На этот раз её «жертвами» стала компания мужчин во фраках. «Надо же, во фраках, вы только поглядите, - думала Клара. – Наверное, тоже из театра, может быть, даже из того же, что и я. Я так распрыгалась, что ничего перед собой не видела». Твёрдо постановив для себя, что от мужчин во фраках не следует ожидать ничего ужасного, она решительно свернула за ними в тёмную арку. «Как странно – вроде бы только что свернули, а уже вон где», - сказала про себя Клара, увидев, что мужчины уже покидали арку, проходя под единственным её фонарём. Но они не были похожи на хмельных гуляк, чей шаг замедляют выпитые пинты, поэтому их стремительность ничуть не смутила Клару, а только заставила немного ускориться.
Войдя в тёмный двор, она, тем не менее, слегка испугалась. Во-первых, давешней компании нигде не было видно, а во-вторых, не было видно вообще ничего, потому что в окружающих домах не горело ни одно окно, хотя время было совсем не позднее. Клара в замешательстве остановилась посреди двора и стала оглядываться. Ох, лучше бы она сразу проскочила вперёд или убежала назад… С разных концов совершенно тёмного двора к ней стали довольно быстро приближаться странные белые пятна. Когда они оказались в паре метров от неё, она поняла, что это всего лишь манишки тех самых мужчин, за которыми она шла. Однако легче от этого не стало. «Шестеро мужчин окружили маленькую девушку в тёмном дворе. Вот ты и попалась, Кларчонок, - проносились мысли в голове Клары. – Что же делать, как сбежать?» – в панике думала она. Мужчины тем временем стояли неподвижно и смотрели на неё неподвижными взглядами. «Чёрт, почему они молчат и не двигаются?! Это что, секта какая-то? – Клара кружилась на месте, всматриваясь в бесстрастные бледные лица вокруг неё. – Чёрт, чёрт, чёрт! Чёрт?» - озадаченно подумала она, когда, как ей показалось, разглядела в их глазах странные красные отсветы.
- Кто… вы? – слабым голосом наконец выдавила она.
Мужчины молчали. Бледная кожа, тёмные глаза, страх, который они внушали…
- Что происходит? – спросила Клара чуть громче.
Один из них едва заметно усмехнулся.
- Зелёный цвет вам весьма к лицу, мадемуазель.
Она окончательно перестала что-либо понимать, но из вежливости всё же присела в мини-книксене. При этом мужчины, как ей показалось, попытались спрятать одобрительные ухмылки, но удалось это не всем.
- Зачем вы шли за нами? – грозно спросил тот же человек. Клара тут же окрестила его «Переговорщиком».
Набравшись неизвестно откуда берущейся смелости, она сказала:
- Я просто возвращалась домой из театра. Я всегда хожу через эти дворы. Если ночь, я стараюсь «пристроиться» за кем-нибудь, чтобы было не очень страшно. Я иду домой. Отпустите меня… - тихо закончила она.
Мужчины молчали, но ей казалось, что между ними начал носиться какой-то едва уловимый ветерок, не то шепот, не то шелест, однако ни одного слова ей разобрать не удалось. Через пару минут «совещания» (хотя при этом они даже не смотрели друг на друга, только на неё) слово вновь взял «Переговорщик».
- Ты говоришь правду. Наши пути пересеклись случайно. Однако ты увидела нас, и это не к добру. К сожалению, мы не можем тебя отпустить. Но мы можем предложить тебе кое-что другое.
После этих слов мужчины сделали шаг вперёд, сузив круг. Клара оглядывалась в отчаянном ужасе, ей казалось, что это кошмарный сон (вот уж «сон в летнюю ночь»! – пришло некстати в голову), тем более что она стала замечать странные проблески у них между губ, как будто… острые клыки?
- Вы ВАМПИРЫ??? – закричала Клара, почему-то шёпотом. – Так вот кто вы – вампиры!!! Вот уж удачно я пристроилась, ничего не скажешь! «Сон в летнюю ночь», ха-ха, да видел бы это Шекспир!
Мужчины («вампиры?») сделали ещё один маленький шажок к ней.
- Подождите, стойте! – крикнула она. – Я ведь всё равно, видимо, сейчас умру, ответьте мне – вы правда вампиры?!
Мужчины остановились, и «Переговорщик» широко и обаятельно улыбнулся, обнажив пару длинных сверкающих клыков.
- Можешь называть нас так.
И тут Клара засмеялась. Ей вмиг стало легко, все страхи сразу улетучились. Нет, это не «вампирская магия» подействовала на бедную девушку.
- Нет-нет, я не сошла с ума от ужаса, даже не думайте! – сквозь смех говорила она. Сделала вдох, успокоилась. – Просто… я же обожаю сказки, понимаете? Знаете ли вы, какая самая жуткая мука для всех нас, любителей сказок? – она обвела их просветлевшим взглядом. – Конечно, молчите, откуда вам знать. Понимаете, дорогие вампиры, больше всего нас, взрослых детей, всегда изводит тот факт, что сказки – это сказки. Что драконов, вампиров, фей, заколдованных принцев, крылатых коней – не бывает. А теперь я своими глазами вижу, что это не так! Что жизнь и сказка иногда пересекаются. Поэтому, милые вампиры, спасибо вам огромное, я безумно рада, что вы есть! Теперь можете пить.
Клара зажмурилась, вампиры стояли в крайнем изумлении, а ведь изумить вампиров не так-то просто. Никто не двигался. Клара открыла глаза. Вампиры смотрели на неё и улыбались, все шестеро. Уже без клыков. «Переговорщик» произнёс:
- Извините, мадемуазель. Для нас большая честь познакомиться с вами, хоть и в столь сомнительных обстоятельствах.
И поклонился. Они все поклонились.
Клара недоумевала. Посмотрела на них. Перевела взгляд себе под ноги. На земле валялась соскользнувшая с девушки накидка. «Но во что же в таком случае я кутаюсь?» - подумала она, ошеломлённо разглядывая тонкую прозрачную ткань с красивым узором прожилок. «Ткань» начала разворачиваться, пока за спиной Клары не распахнулись изумительные, трепещущие и совершенно невозможные крылья, похожие на стрекозиные. Это было очень странное ощущение, но такое родное. Клара начала вспоминать. Вот значит как, оказывается, и феи тоже бывают! Улыбнувшись на прощанье разбудившим её вампирам, она легко, как будто делала это каждый день, поднялась в воздух, вдохнув в себя, казалось, всю ночь целиком, взлетела над крышами домов, заливисто рассмеялась и устремилась на Запад. Она знала одно: где-то там, где-то на невообразимых просторах времени и пространства, её ждёт мальчик, который очень не хочет взрослеть, зато очень хочет летать.
*
Вампиры давно так не удивлялись. Они постояли ещё пару минут, глядя то наверх, то вниз на брошенную накидку, потом один из них поднял её, аккуратно сложил и убрал во внутренний карман фрака.
- Чего только не насмотришься в полулуние. Ну это же надо – чуть не помяли жестяной колокольчик… Надеюсь, она не захочет отомстить, ведь, по слухам, характер у неё не сахар. Уходим.
И шестеро мужчин стремительно растворились в воздухе, оставив после себя лишь лёгкий аромат дорогого парфюма, который, впрочем, тоже вскоре рассеялся.
Вот что мне безумно необходимо этой удивительной осенью!

Оригинал взят у busconductor в ОСЕННЯЯ МАГИЯ ФОТОГРАФИИ


подробности!Collapse )



День становится короче, а воздух прозрачнее, листья желтеют и шелестят под ногами -- самое время для нового фотокурса! Тем более что осенью никому не помешает дополнительная порция хороших впечатлений. "Осенняя Магия Фотографии" -- не обычный фотокурс с занудными схемами, а обучение в игровой форме, где участникам предлагается фантазировать и экспериментировать, переворачивать всё с ног на голову и подшучивать над собой и окружающим миром. Потому что учиться, играть и веселиться гораздо эффективнее и интереснее, чем просто "учиться, учиться и учиться".

Несколько месяцев назад я проводила курс "Простая Магия Фотографии" в другом сообществе. С тех пор мне пришло много писем с просьбами сделать ещё один курс -- от тех, кто по каким-то причинам не смог участвовать, и от тех, кто участвовал, но хотел бы отточить полученные знания, и даже от тех, кто просто нуждается в стимуле, чтобы стряхнуть пыль с камеры и фотографировать. Поэтому, и потому, что "Осенняя Магия Фотографии" -- первый фотокурс на моей отдельной площадке, я решила включить в него некоторые техники, которые рассматривались в "Простой Магии" -- чтобы тем, кто только присоединился, не нужно было самостоятельно "перескакивать овраги". Тем же, кто уже знаком с этими техниками, не стоит переживать -- в "Осенней Магии" будет много новой информации, да и задания будут совсем другие. В конце концов, количество кнопок на камере ограничено, а вот в применении этих кнопок границ не существует!

Таким образом, задания будут рассчитаны как на совсем начинающих, так и на опытных пользователей волшебного светопишущего ящика. Вдохновения хватит на всех :)

Во время этого фотокурса мы будем праздновать осень во всех её проявлениях. Желтые листья, туманы, звёздное небо и даже Хэллоуин -- всё сгодится как повод для вдохновения. Курс продлится 7 недель. Каждую неделю в сообществе я буду публиковать оригинальное творческое задание на определенную тему, а заодно расскажу об основных технических приёмах по этой теме и приведу конкретные примеры на собственных фотографиях. На выполнение задания у вас будет одна неделя. Результаты при желании можно выкладывать в сообществе knopka_sh, где некоторые фотографии будут отобраны для разбора и комментирования. И, конечно, каждую неделю я буду составлять подборку лучших работ. :)

★ КУРС БЕСПЛАТНЫЙ :)

Чтобы в нем участвовать:
1. В своем блоге в любой социальной сети (в ЖЖ, Фейсбуке или вКонтакте) в открытом доступе напишите о фотокурсе "Осенняя магия фотографии". Кнопка "репост" помещает в ваш жжурнал всю запись целиком, без ката, и в таком же развёрнутом виде запись появится в лентах ваших друзей. Достаточно просто ставить ссылку на запись, баннер и пару слов от себя :)
2. Здесь, под этой записью, оставьте комментарий со ссылкой на свой пост с анонсом.
3. Станьте участником сообщества :)

Уроки будут размещаться в ЖЖ-сообществе knopka_sh для закрытой группы участников.
Начнём в пятницу, 18 октября.

До встречи!

мини-ужастик

Нас было трое. Мы ничего не знали. Сколько себя помню, мы всегда сидели в ряд, все вместе на этой одинокой теплотрассе. Мы знали только её, вокруг ничего больше не было. Пустота. Мы сидели. Мы как будто чего-то ждали, хотя никто из нас не мог сказать, чего именно мы ждём и ждём ли вообще. Иногда мы беседовали, бесконечно выдвигая предположения о смысле нашего существования. У нас была такая игра – всегда называть разные причины нашего пребывания в этом странном месте. Причины не должны были повторяться. Выдумывая их, мы молчали. Мы много молчали.
Скучная жизнь, скажете вы. Так оно и есть. Вернее, так оно и было.
Потом что-то изменилось. Обычно мы не спали (мы также никогда не ели, не пили, не бегали, не целовались; мы лишь сидели на теплотрассе), но как-то раз я заметила, что моя соседка справа клюёт носом. Какое-то время нам с левой соседкой удавалось её будить. Это было странно. Больше никому из нас спать не хотелось. Со временем соседка справа совсем перестала с нами разговаривать. Было такое впечатление, будто она только и делает, что борется со сном. Мы пытались взбодрить её, как могли, но всё было без толку. Однажды мы с левой соседкой надолго увлеклись обсуждением очередных возможных причин и смыслов. Она горячо доказывала мне свою точку зрения, когда внезапно прервалась на полуслове, с опаской глядя за мою спину. Я повернулась к правой соседке, уже догадываясь, что произошло. Так и оказалось – она уснула. Я потянулась, чтобы потрясти её, разбудить, как делала обычно, но на этот раз, она, видимо, успела заснуть довольно крепко. Во сне она стала отмахиваться от меня, отодвигаться всё дальше и дальше. Я слишком поздно сообразила, чем это грозит. Желая занять более удобное положение, она соскользнула с трубы. Мы не могли ей помочь – левая соседка не смогла бы дотянуться, а мне, честно говоря, не хотелось угодить вслед за правой в белое Ничто. В падении она проснулась и закричала: «ААААААААААААААААА!» «Иронично», - подумала я.
Правая соседка упала, а мы даже не могли знать, куда. Мы никогда не слезали с теплотрассы. Я повернулась к левой, предвкушая жаркое обсуждение теперешнего места пребывания нашей бывшей правой соседки. Но и с ней творилось что-то ужасное. Она стала немного прозрачной. Ну, это сначала было немного. С каждым мгновением она редела всё больше и больше. Я схватила её, но это, конечно же, нисколько не помогло. Она жалобно смотрела на меня, а сквозь её глаза я уже видела белый фон, окружающий нас. Как всё это бессмысленно! Мы снова ничего не могли сделать. В конце концов она исчезла, просто растворилась в воздухе.
С тех пор я сижу здесь одна. Не скажу, что чувствую себя несчастной. Я просто не знаю, как это. Я никогда не была ни счастлива, ни несчастлива.  Мне не с кем больше разговаривать. Жаль, потому что я придумала тысячи возможных причин нашего пребывания здесь и ещё столько же причин моего внезапного одиночества. Но больше всего меня теперь занимает вопрос самоидентификации. Меня всё время гложет одна мысль, от неё никак не отделаться. Я постоянно думаю: «Что же, чёрт подери, осталось на трубе?!»

Бартер

- Только чур ворон не считать, смотри на меня!
Сашка говорит очень серьёзно, но его сощуренное на ярком солнце лицо всё равно как будто улыбается, поэтому Динка не может сдержать смешок, который она пытается незаметно спрятать в поднесённом к лицу кулаке. Но Сашка сейчас сам – весь внимание, поэтому ни одна мелочь не может от него ускользнуть. В ответ на Динкино хихиканье он лишь внушительно грозит ей пальцем, подражая бабе Кате, которая всегда сидит во дворе со своей старой кошкой Ларисой и иногда любит отчитывать или поучать детвору. Эта пародия, понятно, не прибавляет собравшимся серьёзности, они смотрят друг на друга и, не в силах сдерживаться, разражаются смехом, который неожиданно громко прокатывается по жаркой крыше и уносится куда-то ввысь, по пути сбивая с курса зазевавшихся голубей и ворон, а Сашка и Динка провожают его удивлёнными взглядами: «Неужели в космос?»
Динка приходит в себя первой, легонько дёргает Сашку за рукав, тот наконец-то тоже вспоминает, зачем они тут собрались и тут же вновь приобретает важный и взрослый вид, отчего Динку снова начинает разбирать смех, но ясно, что это уже будет слишком, поэтому она глотает смешинку – пусть посидит внутри до лучших времён.
- Садись здесь, - указывает он ей на небольшой выступ у основания толстой кирпичной трубы. Сам он отходит на середину крыши и начинает что-то вроде зарядки: приседания, махи руками, махи ногами, прыжки – всё как на уроках физкультуры. Она послушно садится, приваливается к тёплой трубе и готовится узнать нечто совершенно удивительное, как обещал ей Сашка.
Дальше!Collapse )

О рыбаках и рыбках

Если уж рассказывать историю, то только о том, что тебе известно наверняка. Поэтому я вас обманывать не буду, а честно выложу всё, что знаю об этом странном ритуале. Именно он дал начало обычаю, распространенному в одном маленьком приморском селении, - ходить на рыбалку по ночам. Рыбаки говорят, ночью самые большие рыбы не боятся подходить к поверхности, а рыбачьи жёны клянутся, что «ночная» рыба не портится гораздо дольше, чем «дневная». Не всем хорошо даётся это ремесло, новички начинают рыбачить по вечерам, постепенно сдвигая время выхода «на охоту», пока не дойдут до того, что их «рабочий день» станет начинаться сразу же после затухания вечерних сумерек. Над теми, кто засыпает в лодке и из-за этого упускает улов или даже инвентарь, разумеется, смеются селяне. Рыбачить днём среди них считается не то что дурным тоном, а скорее признаком беспросветного невежества.

ДальшеCollapse )

Белочка

То, что среди всей нечисти самыми отвратительными и бесчеловечными считаются болотные твари - факт общеизвестный. А среди них, в свою очередь, самыми коварными и опасными для человека, вероятно, являются Scuirus Lustrum, или болотные белки. Их изобретательность не знает пределов. Их можно назвать оборотнями-телепатами. Да, они обладают способностью перекидываться в человека, но это можно описать и как перекидывание человека (жертвы) в совершенно иной мир. Это можно назвать также погружающим гипнозом: жертве (обычно мужчине) нечисть представляется в виде прекрасной девушки, а обстановка болота и жилища белки - уютным домом. По наиболее распространенной версии, подобный эффект достигается благодаря необычной спиралевидной форме зрачков белки. Однако нельзя отрицать возможности наличия некоей формы ментальной энергии, поскольку иллюзия сохраняется у человека и в те моменты, когда белка не смотрит непосредственно на него. Таким образом, Scuirus Lustrum заманивает человека в своё логово. Однако самое поразительное в том, что она делает это не в целях пропитания. Сама по себе обычная особь достигает размеров средней собаки, а так как она, очевидно, всеядна, на болоте ей не представляется труда обеспечить себе должный рацион. По причине сложности проведения экспериментов непосредственно с представителями вида, мы можем лишь строить более или менее вероятные предположения относительно того, что движет Scuirus Lustrum в их поведении. Фактов совокупления болотной белки с человеком отмечено не было (независимо от содержания фантазий опьянённых жертв), к тому же достоверно известно, что Scuirus Lustrum размножается партеногенетически. Все встречаемые жертвами и исследователями особи болотной белки – женского пола. Друг с другом они никак не общаются, живут уединённо на определённой территории, а при встречах с себе подобными скорее склонны вступить в драку, чем проявить какую-либо приветливость. Согласно немногочисленным признакам, болотные белки «выпускают своих дочерей в мир» полностью подготовленными к самостоятельному существованию; это происходит крайне редко и бессистемно, после родов мать сразу же оставляет новорождённую в одиночестве. Именно подобная необщительность и агрессивный нрав белки, принятые в качестве генетически присущих ей качеств, мешают ей удовлетворить некие социальные потребности, также входящие в число неотъемлемых черт характера нечисти. Проще говоря, невозможность общаться с представителями собственного вида вынуждает её попытаться наладить коммуникацию с представителями другого вида, причём, как показывает опыт, любого: известно множество случаев «дружбы» болотной белки с лисами, крупными птицами, бобрами и пр. Однако мы можем с уверенностью утверждать, что лишь в случае «приручения» человека Scuirus Lustrum использует то, что позволим себе упоминать как особый вид «гипноза». «Дружба» болотной белки и человека выглядит не самым привлекательным образом. За весь срок (а он может доходить до нескольких лет!) совместной жизни с болотной белкой человек, сам того не зная, превращается в болотное чудовище: обрастает ряской, тиной, отростками водорослей, мхом и т.п., то есть теряет всякий человеческий облик. При этом, по признаниям спасённых жертв, они воспринимали и ощущали себя живущими в совершенно «нормальном» мире с женой, а зачастую и целой семьёй. На деле же они провели все эти «счастливые годы», перепрыгивая с кочки на кочку в самом сердце болота, поедая гнилые коренья и сырых грызунов. Но и это ещё не самый удивительный факт во всей этой истории. Согласно наиболее подробным и современным методам медицинского обследования, человек, спасенный после пяти лет вышеописанной жизни на болоте, оказался здоровым «в пределах нормы»! Физически здоровым. Психическому здоровью вред, увы, наносится почти непоправимый. Жена одного из несчастных возвращённых рассказывала, что даже после восьми лет жизни со своей настоящей семьёй после возвращения с болота её муж то и дело повторял во сне имя «Дженни» - так, согласно его показаниям, звали женщину, с которой он прожил все эти годы на болоте. Также зарегистрированы три случая «обратного возвращения» спасённого мужчины: во всех трёх случаях жертвы, после двух-трёх недель пребывания дома, сбегали оттуда на болото, пытаясь найти «свою» белку. Ни в одном из случаев мужчину после этого уже никто не видел.

Именно эта реалистичность морока, насылаемого Scuirus Lustrum, и делает их столь опасными для людей. Не у каждого легко получится заставить себя поверить, что мир, который ты ощущал настолько реальным, - это всего лишь навязанная тебе иллюзия. А кто тогда поручится, что и эта реальность - «на один слой вверх» - окончательная? И если уж на то пошло – то какая из них лучше?

Она, понимаешь, брат, она у меня такая была, я о такой и мечтать никогда не смел, и гордая, и смешливая, полная собственного достоинства, а красивая – ууух! – закачаешься. Я никогда себя таким счастливым не чувствовал, только если в детстве. Мне теперь покоя не будет здесь, пойми, я никак её забыть не смогу, потому что она – как часть меня, как я могу забыть о руке или ноге? Ну и пусть она для тебя выглядит, как монстр из детских страшилок! Мне она и в своём «тутошнем» виде начинает нравиться... я, в общем-то, для вас тоже вряд ли красавчиком смотрелся, когда вы меня нашли. Но она мне ТАМ говорила, понимаешь, если, говорит, потеряешь меня однажды, у тебя будет шанс найти меня, но только один, один-единственный выбор. Вот такая вот у меня жизнь, судьба такая смешная. Так что ты отпусти меня, брат, мне домой надо...

Страшная история

Был один мальчик, которому очень нравилось ничего не бояться. Он дружил со всеми окрестными бродячими собаками, забирался на самые высокие деревья, перепрыгивал невероятные расстояния между гаражами, говорил родителям, что уходит в кино, а сам садился на трамвай с незнакомым номером и ехал до конечной – ну или просто выходил в самых заброшенных районах. Облазил все известные ему заброшенные дома в поисках привидений. Он был самым большим знатоком страшных историй во дворе и в классе, и многие завидовали этому его ораторскому навыку, поэтому у него было и множество врагов, с которыми он, разумеется, не боялся драться. Только он один знал, для чего ему постоянно нужно было так себя проверять. С самого раннего детства он испытывал необъяснимое нежелание залезать на чердак собственного дома. Этот страх был непонятен ему самому, и он мечтал однажды избавиться от него. Для этого во время своих самых опасных вылазок он представлял себе всех известных ему чудовищ и сражался с ними, как настоящий герой.
И вот настал тот день, когда он победил последнего воображаемого дракона в самом заброшенном уголке городского парка и понял, что вполне способен совершить то, к чему так стремился. Он дождался ночи, неслышно вскарабкался по крутой лестнице и открыл люк. На чердаке было темно, тихо и пахло пылью. Мальчик залез внутрь и огляделся. Старые вещи, заплесневелые сундуки, полусгнившие шкафы – всё пространство было заполнено самыми желанными для любого исследователя драгоценностями! Но где же дракон? Прежде чем закапываться в реликвии, совершенно необходимо осмотреть территорию на предмет возможных опасностей. Мальчик тихонько пошёл по периметру чердака. Никого. Только в самом углу что-то тускло поблёскивает. Мальчик подошёл ближе, ладони сразу вспотели: в слабом свете уличных фонарей, с трудом просачивавшемся сквозь давно немытые окна, в том углу ему почудилось какое-то движение. Он стал двигаться ещё тише, дыхание перехватывало, сердце бухало так, что будь там какой-нибудь монстр, он сразу бы услышал. Но может, этот монстр спит? Наконец мальчик подобрался достаточно близко к цели, чтобы понять, что это всего лишь зеркало, прикрытое тюлевой кружевной занавеской. С облегчением он отдёрнул её, чтобы посмеяться над собственным страхом вместе с собственным отражением, и в ужасе замер, когда из зеркала на него посмотрел кто-то большой, усатый, с широкой улыбкой на лице.
 Хочешь, научу тебя одной интересной игре? Правда, она может тебе совсем не понравиться, если ты считаешь, что придерживаешься классической морали, или если ты связан непоколебимыми принципами – что довольно скучно и уныло, но это лишь моё скромное мнение. Зато она прекрасно подойдёт невротичным, самовлюблённым, инфантильным, измученным [нарзанами и жизнью*] личностям с размытыми моральными установками и этическими ориентирами. Хотелось бы надеяться, что у присутствующих здесь давно уже не осталось иллюзий на свой счёт, поэтому ты вполне способен разумно определить, насколько эта любопытная игра подходит именно тебе.

Играем?Collapse )


* нарзанами и жизнями =)

Mind masturbation

 ...На тёмной-тёмной улице, в тёмном-тёмном доме, в тёмной-тёмной квартире в чёрном кожаном кресле сидит негр в чёрном костюме и ест шоколадку, запивая её крепким кофе. Налитым в чашечку чёрного фарфора, разумеется.

А теперь представь себя там. Я понятия не имею, как ты оказался в такой ситуации, но представь: Ты стоишь в тёмной-тёмной комнате, ничего не видно, только где-то впереди виднеются белки глаз неведомо кого. Страшно? А куда бежать? Темно же. Передвигаться можно только на ощупь. Да и то... уронишь что-нибудь, споткнёшься - шуму будет. Может, лучше стоять на месте, надеясь, что этот неведомый тебя не заметит? Но это, конечно, весьма сомнительно. Очевидно, что он сидит тут уже давно, глаза его привыкли к темноте, так что он тебя определённо видит. Хуже всего то, что тебе совершенно не известны его намерения. Даже если он улыбнётся, вдобавок к глазам продемонстрировав свои ослепительно белоснежные зубы... нет, ты представь, представь. Темно, ты видишь два глаза и два ровных ряда зубов под ними. Понятно? Любой подумает, что ничего хорошего такая картинка не предвещает.
С другой стороны, почему этот клятый негр ест в темноте шоколад? Куда интереснее было бы, если бы он был слепой, и тогда для него эта обстановка являлась бы совершенно обычной. Но тут мы, к сожалению, не можем ничего знать наверняка. Темно же.

Так к чему это я? Если превратить эту занятную историю в метафору, чем я безмерно увлекаюсь, а иногда и беспардонно злоупотребляю, то она может отражать наши попытки найти истину, смысл или Господина Бога - как вам больше нравится. Ты прилагаешь нечеловеческие усилия, чтобы оказаться на этой чёртовой улице, добраться до пресловутого дома, найти нужную квартиру, возможно, даже взламываешь дверь (в темноте!), чтобы обнаружить там два висящих в воздухе глаза, намерения обладателя которых тебе неизвестны. И более того, скорее всего они для тебя и непостижимы. Вот такая получается нирвана, такая вот голова орла.

Но самое восхитительное, что, наряду со всеми возможными вариантами, существует и такой: негр просто сидит в удобном кресле, пытается расслабиться, ест свой любимый тёмный шоколад, запивая его отменным кофе по-восточному. И ему, блин, просто лень встать и включить свет! ))

1 ноября 2010
 засыпаю и вижу свою комнату. ко мне в гости пришла ночевать девочка. мы ложимся спать и засыпаем. я вижу свою комнату. рядом спит девочка. окно открыто - жарко. вдруг шевеление в области окна. хватаю горшок с цветком, в нём что-то чёрное и пушистое, насколько видно в темноте. девочка просыпается и боится. надо включить свет. отбрасываю горшок, вскакиваю к выключателю - не работает. что такое? ах, это сон - одновременно открываю дверь в комнату и понимаю, что, раз это сон, там сейчас будет что-нибудь неприятное. так и есть - тёмный коридор, на пороге - тёмная тень. я просыпаюсь. рядом спит девочка. я засыпаю и вижу свою комнату. рядом спит мальчик, обнимает меня. кто это? а, знаю. но что ты тут делаешь? ах, это сон. нет, ты мне тут не нужен, надо проснуться. "можно я тебя съем?" нет-нет, надо проснуться, он кусает меня, я смотрю на свои руки - это же сон, должно помочь, сжимаю кулаки, он кусает меня, не больно, но надо проснуться. я просыпаюсь, рядом девочка. хорошо. я засыпаю и вижу свою комнату. я поднимаюсь и слезаю с кровати, просыпается и пугается девочка, мне смешно, я пугаю её, и тут кульминация. в комнате появляется девушка в моих штанах с короткой стрижкой, лица не разглядеть, идёт ко мне походкой зомби и слышно, что смеётся. смешно тебе? ах, так это сон? кто ты? она говорит: "это я, это я", поворачивается ко мне, ближе, но я не вижу её, страшно, это сон, надо проснуться, я отвечаю: "кто "я"? кто я???" страшно, я просыпаюсь, рядом ни меня, ни девочки, ну правильно, я же изначально засыпала одна... стоп! или это тоже сон? успокоиться. на часах 1.46. так это сон?

вот примерно так проходят нынче мои ночи. (29 июня 2010)